ПРАВОСУДИЕ, ЗАКОН И ПРАВДА В ИТОГЕ ПОБЕДЯТ.

Дело Карамзина. Приговор%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f-39
8 лет 4 месяца. По делу юриста Кантемира Карамзина вынесен запредельно жестокий приговор
21.04.2021

ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО КАНТЕМИРА КАРАМЗИНА

 

2 августа 2021 года Московский областной суд закончил рассмотрение дела по апелляционным жалобам Кантемира Карамзина и его адвокатов.

 

Карамзин выступил на суде с последним словом:

img_1887

“КОГДА НЕ ЗНАЕШЬ, КАК ПОСТУПИТЬ, ПОСТУПАЙ ПО ЗАКОНУ”.

 

Карамзин заявил, что с момента задержания по данному уголовному делу он придерживался принципа: когда не знаешь, как поступить, поступай по закону. Не изменял он этому принципу, несмотря на то, что ему пришлось иметь дело с преступниками, облеченными властью.

 

Меня нисколько не пугает, что в настоящий момент я являюсь фактически жертвой, заложником преступного сообщества, которое вокруг себя собрал [начальник Управления ФСБ России по Москве и Московской области] господин Дорофеев, и полагаю, что рано или поздно, это сообщество будет разоблачено, как и множество других сообществ, которые периодически формируются преступниками, но потом для них становится сюрпризом, что правосудие и закон все-таки имеют возможность с ними разобраться”, – сказал Карамзин.

 

Карамзин рассказал, что его нежелание подчиниться воле Дорофеева связано еще и с трагическим эпизодом в истории его семьи, сильно повлиявшим на его воспитание: оба его деда были расстреляны в 1937 году.

 

Карамзин изучал в архивах их дела. Приговоры, вынесенные так называемыми тройками НКВД, были ничем не мотивированы, в них не были даже указаны фамилии людей, принявших решение о расстреле.

 

Карамзин  признался, что надежду и уверенность в собственных силах ему придает также то обстоятельство, что он хорошо знает и уважает закон, и всегда хорошо предвидит правовые последствия своих действий в их соотношении с практическими результатами.

 

Поэтому, абсурдно предположение, согласно которому, он, якобы, вопреки здравому смыслу и рискам, выбрал себе в жертву биографа президента Путина Олега Блоцкого.

 

Еще более абсурдно предположение, что он, квалифицированный юрист, мог сначала на чистый лист бумаги нанести поддельную подпись Блоцкого, и потом на этом листе напечатать текст договора.

 

Также противоречит здравому смыслу предположение, что, находясь в СИЗО под пристальным вниманием людей из ФСБ, он стал предлагать 50 тысяч рублей внедрённому к нему агенту – генеральному директору ООО «СК «ГарантСтрой» за то, чтобы он принёс ему телефон.

Возвращаясь к истории репрессии своих дедов, Карамзин отметил, что уже в 1938 году они были реабилитированы, а оба следователя по их делам и члены обеих троек НКВД, выносившие приговор, были расстреляны.

 

Произошло это в связи с тем, что Ягоду на посту руководителя НКВД сместил Ежов.

Кантемир пояснил Суду, что изложенное придает ему уверенность в том, что тем или иным способом, правда в итоге торжествует, и это придает ему силы противостоять преследованию со стороны Дорофеева.

 

При этом Карамзин подчеркнул, что никому не желает зла, поскольку руководствуется в своей жизни и поступках добром и христианскими принципами.

 

ЛЮДИ, НЕСОВМЕСТИМЫЕ С ПОНЯТИЕМ ОФИЦЕРСКОЙ ЧЕСТИ

img_1783

Раскрывая причины преследования его со стороны Дорофеева, Карамзин рассказал, что впервые с его заместителем и доверенным человеком Сергеем Натаровым он познакомился в 2016 или 2017 году.

Та встреча была навязана Карамзину его приятелем – сотрудником администрации президента.

 

Карамзин не хотел встречаться с сотрудником ФСБ, поскольку его отец, выходец из крестьянской семьи, дослужившийся до капитана подводной лодки, предостерегал его, чтобы сам Кантемир, будучи офицером, не вступал “ни в приятельские, ни во враждебные отношения с представителями этой породы”.

 

Отец объяснил, что сама атмосфера вокруг этих людей не соответствует понятиям офицерской чести, поэтому не советовал с ними заводить знакомства.

 

Карамзин Натарову сразу же откровенно признался, какой завет своего отца он нарушает, придя с ним на встречу.

 

Тем не менее Сергей Натаров на той встрече говорил о том, чтобы Карамзин, имеющий обширные контакты с представителями столичной элиты, наблюдал за определенным лицом – представителем власти, которое, по словам Натарова, заняло  неверную позицию по одному важному вопросу.

 

Карамзин, чтобы не идти на лобовое столкновение, сделал вид, что не отказался от взаимодействия.

С того момента поддерживалось определенное общение с Натаровым, о чем свидетельствует переписка в материалах дела.

 

Через некоторое время Карамзину стало известно, что вокруг Натарова существует группа посредников, которые за взятки решают вопросы в арбитражных судах и судах общей юрисдикции.

В работе Карамзина как юриста были моменты, когда знакомые ему люди выражали желание воспользоваться услугами посредников из группы Натарова, но в таких контактах Карамзин принципиально избегал какого-либо своего личного участия.

 

ЗАКАЗ НА 2 МИЛЛИОНА ЕВРО

img_1778

В сентябре 2019 года Карамзин вел от лица клиента-иностранца и иностранной компании арбитражный спор. На тот момент спор перешел в стадию банкротства должника. По вступившему в силу решению суда, противная сторона в споре – известные строительные олигархи Копелев и Воронин – должны были клиенту Карамзина 15 млрд рублей.

 

К декабрю 2019 года Копелев был объявлен банкротом. Неожиданно, в январе- феврале 2019 г. он пригласил Карамзина в Германию в Баден-Баден на встречу.

 

Карамзин заметил Суду относительно Копелева, что с уважением относится к этому человеку, поскольку несмотря ни на что, купив за взятки продажных оборотней в погонах, лично сам Копелев не стал давать ложные показания и оговаривать Карамзина по предложению следствия.

 

На встрече в Германии Копелев предложил Карамзину заключить мировое соглашение. После встречи, адвокат Копелева посоветовал Карамзину принять предложение своего клиента, поскольку Копелев нашел поддержку в лице генерала ФСБ Алексея Дорофеева (в тот момент Карамзин впервые услышал эту фамилию, в разговорах с Натаровым ранее Дорофеев прямо никогда не упоминался).

 

Адвокат Копелева пояснил, что, в рамках договоренностей с Дорофеевым, уже перечислены 2 млн. евро со счёта, принадлежащего Копелеву, расположенного в Лихтенштейне фонда “VLADKO” (сокращённо «Владимир Копелев», на счет некоей турецкой компании).

 

17 марта 2019 года Натаров снова назначил Карамзину встречу в московском кафе «Бенвенуто» на Сретенском бульваре.

 

На этой встрече присутствовал и знакомый Карамзина из АП Натаров, который в деликатной форме потребовал от Карамзина отказаться от представительства интересов его клиента в споре с Копелевым и Ворониным.

 

Карамзин, как человек компромисса, был на это согласен, но попросил, чтобы из 15 миллиардов долга, Копелев и Воронин заплатили бы клиенту Карамзина хотя бы 10 процентов.

 

Карамзин также попросил Натарова передать его руководителю Дорофееву, что людям из ФСБ несправедливо брать под опеку Копелева и Воронина, как людей со счетами в швейцарских банках и гражданством, помимо российского, других государств.

 

На той встрече Натаров, мягко шантажируя, заговорил также о деле Блоцкого. Тогда Карамзин сказал Натарову, что в этом деле он также абсолютно уверен в своей правоте, и в том, что ни в чем не нарушил закон.

 

Карамзин через два дня направил Натарову справку о правовой позиции в споре с Копелевым и Ворониным в подтверждение своих слов об их иностранном гражданстве.

 

Натаров посоветовал Карамзину уехать на время из России, что Карамзин и сделал 17 марта.

За границей Карамзин стал получать информацию о том, что против него в ФСБ ведутся розыскные мероприятия.

 

После неожиданного звонка от одного из московских знакомых Карамзина о том, что против Карамзина ведут разработку в ФСБ, Карамзин позвонил Натарову и с возмущением сказал ему, что он никаких законов не нарушал и против него не может быть никаких расследований.

 

ПРИИСКАНИЕ НУЖНОГО СУДА И СЛЕДСТВЕННОГО ИЗОЛЯТОРА

На 10 апреля в Москве в арбитражном суде было назначено очередное слушание по делу об АО “ДСК-1”, в котором фигурировало имя Копелева.

img_1884На заседании, вместо уехавшего из страны Карамзина, должны были выступать его молодые коллеги.

 

Карамзин принял решение, чтобы  не выглядеть человеком, скрывающимся от правосудия, прилететь на заседание.

 

Он также руководствовался абсолютной уверенностью в своей невиновности.

 

Сразу по прилету в Москву 9 апреля, Карамзин направил Натарову смс-сообщение, в котором объявил о своем приезде и о том, что не чувствует за собой никакого правонарушения, прятаться ни от кого не собирается и готов сам явиться на встречу.

Однако 10 апреля Карамзин был задержан при входе в здание арбитражного суда по обвинению, связанному с Блоцким.

 

Первый же допрос был проведен следователем Бабушкинского следственного отдела СК РФ, использующим босяцкие манеры, что вынудило Карамзина предостеречь молодого следователя Кадырова от подобного продолжения карьеры.

 

Уже через несколько месяцев последний был задержан с поличным на крупной взятке и в настоящее время уже осуждён.

 

10 апреля ходатайство следователя об аресте Карамзина должно было рассматриваться в Останкинском суде.

 

Карамзина продержали у суда несколько часов в автозаке, но заседание не состоялось.

 

Позднее Карамзин узнал, что в ходе неких кулуарных разговоров, сотрудник управления “М” ФСБ Ушаков, который курировал московские суды, не смог убедить судью, что эпизод с Блоцким является поводом для ареста Карамзина, что Карамзин опасен и что позднее будут предъявлены другие эпизоды его преступлений.

img_1779

В этот же вечер Дорофеев написал письмо председателю Следственного комитета России, в котором утверждал, что Карамзин имеет устойчивые коррупционные связи с руководством Мосгорсуда, из-за чего суд якобы и отказывается его арестовывать.

 

После этого письма, уголовное дело было передано в Балашиху, где 12 апреля городской суд и вынес постановление об аресте.

 

Карамзин обратил внимание коллегии судей Московского областного суда, что на тот момент он был обвинен по одной статье и местом преступления был Черемушкинский районный суд в 2007 году, однако Карамзина увезли более чем за сто километров от Москвы в суд Балашихи и затем поместили в следственный изолятор Сергиева Посада.

 

Никакого разумного объяснения этому нет, кроме того, что таким способом суд и следственный изолятор, в котором можно реализовывать любые провокации, были специально приисканы, считает Карамзин.

 

 

УФСБ ТРИ ГОДА ТЩЕТНО МЕЧЕТСЯ В ПОИСКАХ РЕАЛЬНЫХ ПОТЕРПЕВШИХ ОТ ДЕЙСТВИЙ КАРАМЗИНА, НО НЕ НАХОДИТ

 

Карамзин особо отметил, что с момента своего ареста заявлял судьям, что помимо фиктивного повода для его ареста по эпизоду с Блоцким, больше нет никаких поводов для его преследования и следствие их представить не сможет.

 

Несмотря на публикации в СМИ о якобы обширной рейдерской деятельности Карамзина, до настоящего момента в 48-томном уголовном деле Карамзина нет ни одного нового эпизода о нарушении Карамзиным закона за время его юридической деятельности. И даже Копелев, проигравший Карамзину спор о 15 миллиардах, отказался давать показания против него.

 

Карамзин заявил, что гордится тем, что несмотря на усилия следствия, не нашлось ни одного человека, кто бы мог свидетельствовать против него, за исключением “потерпевшего” Блоцкого, который по постановлению суда должен Карамзину 40 миллионов рублей и заинтересован в показаниях против него.

img_1880

Остальные свидетели по делу, это несколько человек из числа работников СИЗО и правоохранительных органов, которых Карамзин никогда не встречал до задержания 10 апреля 2019 года.

 

“Одного этого обстоятельства достаточно, чтобы понять, что перед вами не мошенник.

Я смело могу сказать, что нет ни одного человека, который глядя мне в лицо скажет, что я его обманул”, – заявил Карамзин.

 

Карамзин также заметил, что даже Блоцкий отвел глаза  и не смог врать в лицо, на заданный ему в Карамзиным вопрос о том, когда он отдаст ворованные деньги.

 

За три года люди Дорофеева при всех своих возможностях так и не смогли найти потерпевших от якобы преступной деятельности Карамзина.

 

ПЫТКИ В СИЗО

“Не буду унижать себя и вас описанием всех тех нечеловеческих оскорблений и унижений, которым я был подвергнут в начальный период своего содержания в следственном изоляторе. Эти унижения описаны, и в настоящий момент Европейский суд по правам человека принял в производство мою жалобу, думаю, она будет рассмотрена, и компенсация будет присуждена”, – сказал Карамзин.

 

img_1879

Карамзин рассказал, что с апреля 2019 года в СИЗО к нему стали приходить двое сотрудников ФСБ, которые запугивали его и требовали представить им компрометирующую информацию на «старуху». Именно так оперуполномоченный А. Ушаков назвал высокопоставленного сотрудника одного из московских судов.

 

Ушаков очень хотел найти сведения о “чемоданах с деньгами”.

 

В качестве доказательства отсутствия коррупционного сговора с его участием, Карамзин привел тот факт, что он проиграл множество дел в московских судах.

 

Однако эти доводы сотрудниками Дорофеева были проигнорированы, давление и запугивание продолжались.

 

Когда подосланные оперативники ФСБ поняли, что Карамзин, несмотря на запугивания, давление и попытки физического воздействия не будет оговаривать себя или кого-либо еще, в результате циничной провокации, был арестован его пасынок Денис Портной.img_1878

На Дениса тоже пытались давить, запугивали, требовали от него, как и от Карамзина, рассказать о неких “чемоданах с деньгами” и другие нужные им сведения.

 

Портной, вопреки закону, содержался во время судебного процесса в СИЗО 3 в Серпухове за 200 километров от места судебных заседаний в Сергиевом Посаде.

Каждое судебное заседание ему дважды приходилось проделывать большой путь в автозаке, хотя еще в январе 2021 года судьей Барановой было вынесено постановление о переводе Портного в СИЗО в Сергиев Посад, исполнение которого было заблокировано Дорофеевым.

 

 

 

БАРАНОВА НАШЛА СЕБЕ ПАСТЫРЯ

 

Карамзин заметил, что считает норму об изоляции подозреваемого приемлемой с точки зрения мировой практики, но неприемлемо во время содержания в следственном изоляторе оказывать незаконное давление на подозреваемого, выбивать из него компромат на других людей и информацию о его деньгах и имуществе, подыскивать для него суды, судей и оказывать внепроцессуальное давление на судей – все то, что было проделано с Карамзиным за время его содержания в СИЗО в период предварительного следствия и в суде.

 

Далее Карамзин обратил внимание на действия председательствующего в суде первой инстанции Лилии Барановой, которая превратилась в исполнительницу заказа Дорофеева и позволяла себе почти откровенные процессуальные нарушения: координировала свои действия с оперативными сотрудниками, требовала от адвоката Карамзина явиться в судебное заседание, угрожая некими могущественными силами у нее за спиной, требующими незамедлительного вынесения приговора Карамзину, и т.д.

 

Он также проанализировал приговор, вынесенный судьей Барановой, которая назначила наказание Карамзину по верхнему пределу соответствующих статей УК РФ, несмотря на отсутствие отягчающих обстоятельств.

 

Карамзин считает это демонстративной реализацией указания Дорофеева – максимально жестоко наказать Карамзина.img_1881

 

Рано или поздно, заявил Карамзин, все обстоятельства нарушений Закона вскроются, независимо от того, как сложится судьба самого Карамзина.

 

В финале своей речи Карамзин рассказал, что у него есть малолетний сын, но из-за того, что Дорофеев сделал из Карамзина преступника, мальчик остался без отцовского воспитания, которое так необходимо для формирования личности.

 

Карамзин попросил суд отменить вынесенный ему приговор.

 

Суд оставил приговор о лишении свободы на 8 лет и 4 месяца в силе и издевательски незначительно снизил назначенный штраф в 1 550 000 рублей на 50 000 рублей, оставив 1 500 000.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Яндекс.Метрика