UA-92295417-1 Дело девочки Лизы. Осадочек останется

«Дело девочки Лизы».

К уголовной ответственности журналиста не привлекут, но осадочек останется



Российский адвокат Кантемир КАРАМЗИН о перспективах уголовного преследования берлинской прокуратурой журналиста «Первого канала» Ивана Благого – автора скандального сюжета о девочке Лизе.


C огласно первоначальной версии телеканала, 13-летняя Лиза из русскоговорящей семьи стала жертвой похищения и изнасилования со стороны арабов-мигрантов. О новом развитии этой истории — возбуждении уголовного расследования в отношении российского журналиста, сообщили в воскресенье 7 февраля СМИ Германии.

Дело девочки Лизы взбудоражило общественное мнение Германии и России и даже стало предметом отдельного заявления министра иностранных дел РФ С. Лаврова. Однако, как выяснилось в ходе расследования немецкой прокуратуры, в отношении девочки не были совершены «ни изнасилование, ни вообще какие-либо сексуальные действия». В ночь своего исчезновения 11 января юное создание, поставившее на уши весь мир, пряталось от родителей дома у своего друга.

Немецкий адвокат Мартин Лютле, обратившийся в прокуратуру с ходатайством о возбуждении уголовного дела, считает, что телесюжет «Первого канала» был снят в духе российской пропаганды и послужил разжиганию межнациональной розни. Заявитель уверен, что за совершенные действия российскому журналисту грозит от трех месяцев до пяти лет тюремного заключения. А вот мнение на этот счет его коллеги, известного российского юриста Кантемира КАРАМЗИНА:.

— Я считаю, что в данном сюжете отсутствует состав уголовно-наказуемого деяния. Безусловно, можно усмотреть в действиях журналиста нарушения норм журналистской этики и морали и отступление от принципов объективности.

подготовке любого сообщения о конфликтной ситуации журналист обязан дать возможность высказаться всем сторонам для того, чтобы читатели, слушатели, зрители могли проанализировать полученные сведения и сделать свои выводы. Это хрестоматия, азы журналистики. И, конечно, г-н Благой, как профессионал, не мог этого не знать.

Однако журналист, распространяя в своем сюжете сведения о преступных действиях в отношении 13-летней девочки, не предоставил возможность для комментариев полиции. Ссылка на выходной день в полицейском участке, конечно же, лукавство. К сожалению, для нас – аудитории российских СМИ, такая подача информации стала уже привычным явлением. И эта форма работы медиа куда ближе к пропаганде, чем к настоящей журналистике. В большинстве случаев наши журналисты представляют только ту точку зрения, в которой они заинтересованы. Но это не значит, что все они преступники.

В сюжете журналист осветил позицию людей, которые собрались на митинг. Как правило, позиция толпы никогда не бывает аргументированной. Она всегда мотивирована эмоциями. Эти эмоциональные высказывания журналист скомпоновал в формат телевизионного новостного материала, и они вышли в эфир Первого канала. Никакого разжигания межнациональной розни и призывов сюжет не содержит. Это обыкновенный агитационный ролик, в котором, конечно же, нет состава уголовного преступления. Поэтому преследование журналиста, на мой взгляд, носит политизированный, «устрашающий» характер.

В тоже время, наверное, правильно, когда государство в лице правоохранительных органов реагирует на подобные проявления журналистскихпрактик. Такая реакция не всегда может привести к наказанию провинившихся лиц или их привлечению к уголовной ответственности, но в тоже время она уместна с точки зрения профилактики. Представьте, что завтра в Германии все немецкие, российские и другие СМИ начнут освещать любое событие однобоко, с точки зрения их клиента или лица, заказавшего сюжет, – наверное, полиции придется не сладко. Иногда лучше подуть на воду, чтобы потом не обжечься. Вот немцы и дуют.

Расследование пройдет, к уголовной ответственности журналиста, конечно, не привлекут, но осадочек, что называется, останется. Я уверен, что этот прецедент будет полезен как для работников СМИ, так и для общества в целом и послужит вакциной от появления подобных однобоких материалов в будущем.

На данный момент в отношении журналиста существует «простое подозрение», прокуратура изучает предоставленные доказательства, что необходимо для начала дознания, пишет DW. Тем временем руководство «Первого» выразило поддержку автору скандального репортажа, назвав его «профессиональным, достойным человеком», который действовал «абсолютно точно, корректно и справедливо».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Яндекс.Метрика