UA-92295417-1 ЧТО ЭТО БЫЛО?! 13 цитат о рэп-баттл Оксимирон&Гнойный
1

ЧТО ЭТО БЫЛО?! 13 цитат о рэп-баттл Оксимирон&Гнойный



В понедельник страна проснулась и ошарашенно узнала, кто такой Гнойный. Федеральные СМИ и соцсети буквально взорвала новость о поединке российских рэперов на YouTube. “Куда катится мир?” — спрашивает себя ошарашенный обыватель. В поисках ответа мы собрали самые характерные цитаты СМИ и популярных персон о “главном событии августа”.

РИА Новости:

— Новый выпуск рэп-баттла Versus Battle с участием Oxxxymiron и Гнойного набрал более трех миллионов просмотров за ночь. Versus Battle — популярное интернет-шоу, в ходе которого между собой соревнуются разные хип-хоп-исполнители. Всего у роликов на канале около 390 миллионов просмотров. Oxxxymiron и Гнойный — популярные российские хип-хоп-артисты. Настоящее имя первого — Мирон Федоров. Рэпер Гнойный не раскрывает подробности своей биографии.

The Bell:

— Объём всех спонсорских контрактов рэп-баттла между Oxxxymiron и Гнойным мог составить 4-5 млн рублей. Спонсорами выступили «Тинькофф банк», BMW, букмекерская контора «Леон» и сервис знакомств Badoo.

РЕН-ТВ

— Что ж, здесь и правда не запрещены удары ниже пояса, но в баттл-рэпе все-таки больше от поэзии, чем от уличной перебранки…Выяснять отношения между собой поэты начали задолго до появления интернета. Первые баттлы в России проходили в начале двадцатого века и назывались литературными судами-диспутами. И самыми непримиримыми оппонентами на них были не кто-нибудь, а Есенин и Маяковский. Но вряд ли когда-либо в истории подобные состязания привлекали столько внимания. Баттлы – это уже не просто культурный феномен, а социальный. Ведь сейчас счетчик под видео с Окси и Гнойным перевалил за 8 миллионов просмотров – и он даже не думает останавливаться.

Forbes:

— Почему молодые россияне так полюбили рэп-битвы, — сказать трудно, исследователи отмечают, что если в США эта традиция пришла с улиц, то в России — наоборот, из интернета. В России вообще все связанное с новейшими цифровыми технологиями воспринимается быстрее, чем в мире, ввиду отсутствия оригинальной культуры, например, уход от бумажных СМИ или чтение электронных книг….Это высококонкурентный музыкальный бизнес, где герои возникают и пропадают весьма быстро (проигрыш Оксимирона Славе КПСС — тому доказательство, хотя, с другой стороны, вовсе не предопределено, что победитель сильно взлетит и что его не забудут завтра). В век интернета и Youtube лидеры вообще очень подвижны: сегодня в моде такой-то видеоблогер, рассказывающий очередную чушь, завтра  — другой. И все, соответственно, спешат оформить на себя товарный знак, подписать рекламный контракт, запустить свой бизнес, понимая, что завтра будут никому не нужны.

Навальный, политик:

— Чуваки пишут стихи и орут их друг другу в лицо. И это посмотрят 30 миллионов человек. То есть все молодые люди страны. Разве это не прекрасно? Ну да, мат. Ну да, довольно часто весьма низкопробный юмор. Тем не менее, всё равно это конкурс русских поэтов. Ну уж какие они есть. И на русском языке. Ну уж какой он есть в его современном виде. Постмодернистская поэзия, ставшая массовой культурой и увлекшая десятки миллионов школьников и студентов. Об этом можно было только мечтать. В любом случае, это в сто раз больше культура, чем комедийные и песенные шоу на федеральных каналах телевидения…Дивный новый мир.

Дождь:

— Очень хорошо, что баттлы пробуют на прочность морально-этические нормы общества. И политическая повестка, и проблемы страны пришли уже к тому, что их невозможно игнорировать, невозможно не замечать. Это новая реальность, к которой нужно быстро приспосабливаться или исчезнуть.

Юрий Лоза, певец, музыкант:

— Я понимаю, что это феномен, но вы же понимаете, что это не относится вообще ни к искусству, ни к чему. Стихами это назвать нельзя, музыки там нет. Что там такое есть? Есть ну как бы модный формат, пошлость. Ну не знаю. Это же нельзя сравнить, допустим, с конкурсом поэтов, который был в 1910 году, где был Игорь Северянин. <...> Там боролся Маяковский, там был Блок, там были серьёзные ребята, которые писали стихи. Это же не стихи.

Лайф:

— Мирон предстал самовлюблённым, самоуверенным и желчным снобом. С таким человеком не хочется общаться, за таким человеком не хочется идти, такого человека даже слушать дискомфортно….Самый чудовищный, конечно же, эпизод со шваброй. Лондонский денди пролил воду, а затем вытер пол со словами "мне не зашкварно". Нужно понимать одну простую вещь: если тебе приходится пояснять толпе, что убирать за собой не стыдно, то ты, мальчик, приплыл куда-то не туда… Но совет тут может быть лишь один, и он очевиден: пора менять пластинку, забывать о лондонском прошлом, усмирять гордыню и создавать себя заново, с нуля.

Иосиф Пригожин, продюсер:

— Это матерные дешёвые бульварные словечки, выброшенные в воздух. И пять миллионов людей посмотрело то, как они мат-перемат гоняют. Моей душе это неприятно, потому второй раз я смотреть это не буду.

Евгения Альбац, главный редактор журнала The New Times:

— Что это за человек, который выбирает себе кликуху Гнойный? И почему семь миллионов интересуются высказываниями человека, который сам себя обозначил столь мерзким определением?»

Генадий Онищенко, политик:

— Я понимаю, какие-нибудь оппозиционные СМИ (пишут об этом. — RT), но они живут по своим законам. Для государственных СМИ это недопустимо. Работодатель государственных СМИ должен их спросить, они должны ответить и перед Старой площадью, где есть соответствующие структуры…Убогий язык, законы русской разговорной речи, культуры там даже и близко не ночевали. Интернет сегодня отражает ту убогость духовную, которая есть в нашем обществе, раз это находит такой широкий отклик. Там, по-моему, в течение ночи три миллиона было просмотров, и все с гордостью об этом сообщали. Особенно бесстыдно вели себя государственные каналы.

Новая газета:

— Вот что объединяет 10 миллионов, посмотревших Оксимирона с Гнойным: ненависть, политика, ксенофобия, деньги… И поэзия!

Шнур, группа «Ленинград»:

— Смятение царит в народе.

 

Процессы делают эксцесс.

Ушёл Малахов. Или вроде?

А Вячеслав КПСС

С трона сместил Оксимирона.

 

И шум стоял, летели перья.

Лежат бесхозные короны!

Без управления империи

Остались. И народ поник.

Кого же звать теперь на царство?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Яндекс.Метрика