UA-92295417-1 «Я не скучаю, я помню». 7 историй о маме

«Я не скучаю, я помню». 7 историй о маме



Кантемир Карамзин о самом близком человеке



«

Моя мама была святым человеком. И когда я о ней вспоминаю, всегда думаю: Боже, до чего же был хороший человек — чистая, добрая и светлая душа. Какую же тяжелую жизнь она прожила и какой более достойной доли заслуживала…

— Мамин отец был главным агрономом республики, образованным человеком. В 37 году его расстреляли. Многих оправдали в 50-х, а его уже в 38-м, настолько нелепым оказалось обвинение. Мама была старшей в многодетной семье. Ей тогда было 7 лет. И потом тяжелая жизнь и война. Все это она прошла.


— Какое-то время мама была достаточно большим начальником. Не помню ни одного случая в жизни, чтобы она кому-то сказала грубое слово. Или чтобы она за глаза отозвалась о ком-то плохо, мол, это плохой человек, негодяй и т.д. Никогда не было, чтобы она недобрым словом помянула какую-нибудь соседку. Она и мне все время говорила: «Слово не воробей, вылетит, не поймаешь, никогда не передавай негативную информацию. Люди могут вкладывать в слова совершенно другой смысл. Тебе твой одноклассник про кого-то сказал плохо, не надо никогда это передавать. Либо промолчи, либо, наоборот, сделай так, чтобы люди между собой не ссорились”. Прописные истины, которых я в жизни часто придерживаюсь, потому что мне мама это с детства говорила.

Помню, мы жили в военном городке. Какую-то девушку молва считала женщиной легкого поведения. И мне, как подростку, было интереснона узнать, что думает моя мама. Помню она мне сказала: “Это люди все болтают, зато у нее всегда в квартире порядок, посмотри, как у нее чисто, ребенок хорошо одет”. Мама всегда в любом человеке старалась увидеть хорошее, а про плохое молчала. И никогда не ругалась.


— У нас в семье никаких «Муси-пуси» не было принято. Не знаю почему. Родители между собой никогда публично не обнимались, не целовались. Самая сентиментальная история, которую я помню из детства — про пельмени. В советское время пельмени — это был праздник. По крайней мере в нашей семье, хотя мы жили в среднем достатке. И вот, будучи школьником, я однажды просыпаюсь от того, что с кухни доносится божественный запах. Бегу, спрашиваю маму: «Сегодня же не суббота или воскресенье, почему ты делаешь пельмени?» А она говорит: «Я утром проходила на балкон через твою комнату и ты во сне сказал «пельмени»». И с тех пор я караулил, думал, как бы мне еще проснуться утром, когда мама будет идти на балкон, чтобы сказать заветное слово «пельмени».


— Мои родители жили в военном городке. На весь городок приходила одна стиральная машина и чтобы ее купить, между всеми семьями разыгрывалась лотерея. И вот моя мама выигрывает эту заветную машинку. По-моему, она называлась «Волна». Прибегает со всех ног домой и радостно рассказывает отцу, что выиграла стиральную машинку, а у нее тогда двое маленьких детей: мои брат и сестра. А отец говорит: «Не надо тебе стиральную машинку». И не не купил. Почему? Появится стиральная машинка, будет много свободного времени, будешь ходить, смотреть по сторонам. Занимайся своими детьми, тебе стиральная машинка не нужна… Когда я стал подростком и планировал личную жизнь, я всегда говорил себе, что моя жена не будет готовить и никогда не будет работать по дому.


— Мама, помимо того, что была, как слуга в доме, выполняла всю самую тяжелую работу и белила, и красила, и стирала, она еще делала карьеру, получила звание «Ветеран труда», повышенную пенсию. Жены офицеров могли не работать и даже в случае потери кормильца потом получать его пенсию, но когда отец предлагал маме не работать, она отказывалась, потому что никогда не хотела ни от кого зависеть. И еще у мамы всегда было такое чувство, что она обязана все время работать. Помню когда школьником возвращался домой и мама по какой-то причине была дома и вдруг прилегла на диване, она подскакивала и говорила: «Ой, я только присела». Извинялась, что ее увидели сидячей на диване. И потом, когда уже была старушкой, мы ей говорили: «Сядь, посиди. Не надо проявлять активность, устраивать стирки с твоим давлением и т.д.» . Но это было невозможно. Когда после 70-ти у нее случился инсульт, мама хихикала: «Где мои 70 лет? В 70 я еще могла столько банок закатать, столько переделать…»


— Мама родила меня в 40 лет. Папе было 44. У других детей мамы были молодые 20-летние. Моя мама никогда не одевалась ярко. Всегда носила простые платья, никогда не пользовалась косметикой. А я очень хотел в детстве, чтобы мама оделась красиво и заставлял ее одеть какой-нибудь красивый платок. Я ходил и переживал, что моя мама выглядит не достаточно хорошо по сравнению с другими мамами. И в 23 года, когда у меня появились деньги, я накупил маме платьев и шуб, а она не хотела их одевать. И потом что бы я не подарил своей матери, она говорила: «Зачем ты потратил свои деньги? Потрать на себя. Мне ничего не нужно». И те платья и шубы я заставил ее надеть только под угрозой, что все изрежу и выброшу. Такой был человек.


— В советские годы, когда в колхозных садах уже собрали яблоки, туда пускали обычных людей. Мы трое детей с мамой и папой собирали яблоки в корзины и возвращались к машине. И вот приходит мама с пустыми руками. Говорит: поставила свою корзину в кусты и не могу найти. Она полная и там очень хорошие отборные яблоки. Мы обошли все, не можем найти корзину, а мама причитает: «Так жаль! Вот у вас всякие яблоки, а я в в свою собирала только отборные. Воот такие яблоки!» И показывает раскрытой ладонью, какие большие. Я побежал, нашел ее корзину и решил подшутить. Убрал сверху хорошие яблоки и наложил порченных. Принес корзину, спрятал за машину так, чтобы все видели, кроме мамы и спрашиваю: Мам, ну, какие у тебя были яблоки? Наверное, вот такие: красненькие, наливные, отборные?» Она: «Да! Ни одного плохого, тянулась на самый верх, так жалко эту корзину!» А я в ответ: «Вот твоя корзина!» Она бедная: Это не мои яблоки, их подменили! Так и осталось с детства. Какие яблоки? Вооот такие!

Воспоминаниями об этой истории я веселил свою маму до старости.


Я не скучаю о маме, я помню. В большинстве случаев нашим родителям, пожилым людям ничего не надо, кроме доброго слова и душевного тепла. Позвонить и сказать доброе слово. Не надо потом плакать и вспоминать: не успел что-то сделать, сказать… Делайте сейчас.


Полную версия интервью «Кантемир о маме и жизни после потери» смотрите на канале Crazy Maks TV

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Яндекс.Метрика