kudrin-kantemir-karamzin-2
Дело юриста Кантемира Карамзина может необратимо ухудшить инвестиционный климат России. Лента.ру
12.08.2019
sizo-8-bezzakonie
Территория беззакония. Что происходит с Кантемиром Карамзиным в СИЗО-8?
27.08.2019

Делом Кантемира Карамзина займется уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова


6 августа Московский областной суд отклонил апелляцию на решение о продлении ареста юриста Кантемира Карамзина, который уже четыре месяца содержится в СИЗО подмосковного Сергиева Посада в нечеловеческих условиях и доведен до критического состояния, пишут СМИ. На Карамзина с целью получить признательные показания немотивированно жестоко давят сотрудники ФСБ. Они, уверен юрист, связаны со строительными олигархами, которых суд обязал вернуть миллиардные долги клиенту Карамзина. Дело Карамзина СМИ сравнивают с делом Магнитского. Адвокаты юриста подали “Жалобу на нарушение права на жизнь и здоровье в условиях содержания под стражей” уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой.


Как сообщало ИА FederalCity, Кантемир Карамзин был арестован по частному долговому делу 12-летней давности, которое он ранее выиграл в десяти судах различных инстанций вплоть до Верховного суда РФ. Однако 10 апреля юриста задержали сотрудники УФСБ по Москве и Московской области, а 12 апреля 2019 года Балашихинский городской суд арестовал его и поместил в СИЗО более чем на 3 месяца. Задержание и судебное заседание сопровождались многочисленными нарушениями закона. 25 июля мера пресечения была продлена до 10 октября, апелляция на это решение отклонена Мособлсудом.


Дело юриста Кантемира Карамзина

«

Вопиющий характер дела Кантемира Карамзина заставил его адвокатов обратиться к Уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой. ».


Юриста обвиняют в экономическом преступлении, как это было в свое время с Сергеем Магнитским. Правда, не в уклонении от уплаты налогов, а в мошенничестве – другой популярной статье для “силовых посадок”. В истории Карамзина тоже замешаны высокопоставленные силовики, коммерческие интересы которых он задел, и очень много странностей. Обвинение, которое предъявляют юристу, незаконно и притянуто за уши, а следствие по делу намеренно затягивается, считает защита. За все три месяца содержания Кантемира Карамзина в СИЗО его ни разу даже не допросили.

Однако, как и Магнитскому, Карамзину созданы невыносимые условия пребывания в изоляторе. Арестованный страдает инсулинозависимым сахарным диабетом второго типа с поражением почек, гипертонической болезнью с наивысшим риском инсульта (4 степень) и десятком других опасных для здоровья хронических заболеваний. У него держится давление 190/110. Больше месяца его мучила дикая острая боль, от которой лезут на стену. Его оставили без лекарств и квалифицированной медпомощи, лишали еды и сна, ему устраивали по нескольку раз в день обыски с полным раздеванием, в камеру к нему помещали уголовников. Свидания с родными запретили. Адвокатам в доступе к Карамзину под различными предлогами отказывают. Накануне суда в Балашихе юриста запугивали и избили в СИЗО сотрудники ФСБ, о чем он написал заявление и сообщил правозащитникам.

В ранее записанном открытом обращении к президенту Владимиру ПутинуКарамзин объясняет происходящее с ним тем, его преследует генерал ФСБ Алексей Дорофеев, который связан с владельцами московских компаний-застройщиков ФСК «Лидер» и «ДСК-1» Владимиром Ворониным и Владимиром Копелевым. Карамзин, защищая интересы канадского предпринимателя Марка Ричардса, выиграл у владельцев строительных компаний несколько арбитражных исков на общую сумму около 15 миллиардов рублей. По словам Карамзина, истинная цель провокации против него – развалить арбитражное дело Воронина и Копелева. Как свидетельствует Карамзин, к нему в СИЗО неоднократно наведывались “посланцы с Лубянки” и в беседах без протокола предлагали признать вину по делу о мошенничестве, а также отказаться от арбитражных исков по делу “ДСК-1”. За это ему обещали “пять лет условно”. В случае отказа – “сгноить на нарах”.

Необходимо отметить, что имя главы Управления ФСБ по Москве и Московской области генерала Алексея Дорофеева получило не так давно широкую известность в связи с делом журналиста Ивана Голунова и расследованиями о причастности этого высокопоставленного сотрудника ФСБ к ритуальному бизнесу, владении элитной недвижимостью, возможных связях с другим высокопоставленным чином из ФСБ, у которого в тайнике была обнаружена сумма в 12 миллиардов рублей. Это история, вероятно, еще ждет своего продолжения.

На заседание суда 25 июля Карамзин не был доставлен под предлогом карантина из-за ветряной оспы, разразившейся буквально накануне в СИЗО №8 Сергиева Посада. Ближайшие родственники и адвокаты (журналисты и остальные пришедшие не были допущены в зал заседаний) на видеотрансляции из СИЗО увидели человека, похожего на Кантемира Карамзина. Этот человек был не в состоянии говорить и даже просто сидеть. Вместо него на вопросы судьи отвечал рядом сидящий человек в маске. В перерыве заседания было видно, что подошедший человек проводит с предполагаемым Карамзиным некие медицинские манипуляции, которые были похожи на внутривенный укол.

Вопреки ходатайствам адвокатов заседание не было отложено в связи с состоянием Карамзина и ему не была оказана экстренная квалифицированная медицинская помощь. Суд проигнорировал главный довод защитников Карамзина – почти за 4 месяца ареста следственные действия не велись, и продлил содержание под стражей больного человека, нуждающегося в срочной помощи, до 10 октября.

Вопиющий характер дела Кантемира Карамзина заставил его адвокатов обратиться к Уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой.

В своем обращении защита просит омбудсмена провести проверку соблюдения условий содержания и оказания медицинской помощи Карамзину. Защита отмечает, что опасается за жизнь и здоровье подзащитного и указывает, что Карамзин не был доставлен на заседание суда 25 июля, один из адвокатов не был к нему допущен в этот день в СИЗО. Защита предполагает, что инсулинозависимый Карамзин, помещенный в изолятор в уже предынсультном состоянии, мог впасть в гликемическую кому, получить инсульт или инфаркт.

При этом вместо медицинской помощи он подвергается постоянным физическим страданиям и унижениям со стороны сотрудников ФСБ, посещавших его в рамках оперативного сопровождения по делу о мошенничестве. В обращении содержится также просьба о необходимости опросить Карамзина об обстоятельствах его удержания в СИЗО во время заседания суда 25 июля, провести медицинское освидетельствование Карамзина в целью установить наличие в его организме каких-либо медицинских препаратов.

Адвокаты, которым под разными предлогами отказывают в доступе к подзащитному, подали также иск к администрации СИЗО №8, где содержится Карамзин. Однако суд Сергиева Посада назначил рассмотрение лишь на 14 августа, день, когда официально заканчивается карантин, и повода не пускать адвокатов уже не будет.

Защитники сумели увидеть своего подзащитного, и то лишь на экране монитора видеотрансляции, спустя почти две недели, 6 августа, на апелляции на решение о продлении ареста в Мособлсуде. На этот раз юрист смог по видеосвязи передать свой крик о помощи. В перерыве заседания Кантемир Карамзин успел рассказать, кто и как его пытает, унижает и издевается над ним в СИЗО.

“Единственное, чего боятся преступники в погонах – это гласности”, – заявляет Карамзин и просит о максимальном распространении информации о его деле.

Кантемир Карамзин:

“Спасибо адвокатам, людям, которые меня поддерживают! Дорофеев меня отсюда не выпустит. Это надо понимать, потому что он уже по локоть в крови. Ему, как преступнику, отступать некуда. Человеку, который пошел на то, чтобы подбрасывать наркотики Голунову, продает могилы на кладбищах подмосковных, ему уже включать обратный путь невозможно. Поэтому он меня не выпустит. Рассчитывать на это не надо. Но это не значит, что не надо бороться. Как человек, который никогда не проходил мимо просьб людей о помощи, я считаю, что имею право попросить вас распространять эту информацию. Потому что единственное, чего боятся преступники, даже если они в погонах ФСБ – они боятся гласности. Дорофеев тоже боится этой гласности. Если бы не боялся, он бы не придумывал бы этот незаконный фальсифицированный карантин, не придумывал бы как меня не пускать в суд. Это именно потому, что они боятся.

Чтобы вы понимали, люди: те, кто меня здесь закрыли, это не какие-нибудь отважные герои-опричники с собачьими головами на седлах борются за правду. Это обычные жулики. Выглядят они, как жулики. Если сравнить детский мультфильм про Пятачка, люди, которые ко мне приходят – это и есть поросята, пятачки-переростки. У них глаза стеклянные от кокаина. Он приезжают сюда на своих “Мерседесах”, надо мной издеваются. Это анекдот, что на них погоны полковников. Какой-то шутник одел на них погоны полковников, видимо, для того, чтобы они начали собирать свои миллиарды в тайных квартирах, как мы уже видели много раз. У одного восемь миллиардов, у другого двенадцать. Ко мне приезжают такие же, которые меня пытают, надо мной издеваются, избивают. Ничего они из себя не представляют.

Я не думаю, что президент нашей страны хочет, чтобы этим поросятам досталась страна, когда без суда и следствия, как со мной, его собственных детей и его внуков будут уничтожать такие же поросята-переростки в полковничьих погонах. Поэтому надо с ними бороться открыто и публично.

Я прошу всех распространять эту информацию. Издеваются они надо мной самым подлым образом. Отобрать лекарства, сломать очки, избить в наручниках человека… Такая боль! Два месяца я страдал от зубной боли… (неразб.) попросил… мне нужно лекарство. Вместо этого мне подставляют фельдшера со средним образованием, который старается, но ничем помочь не может. Поэтому все это может быть исправлено только путем публичным.

Спасибо!”

Сейчас видеозапись “Обращения из камеры смертников” Кантемира Карамзина набирает сотни тысяч просмотров в соцсетях. Группа поддержки делает все возможное для максимальной огласки происходящего с юристом. На сайте Change.org размещена петиция в его поддержку. СМИ все чаще пишут об этом резонансном деле.

На сайте Кантемира Карамзина, отдавшего более 27 лет юридической деятельности, есть его цитата:

“Я до сих пор верю в справедливый суд и в судейскую совесть, и мне до сих пор противно слушать разговоры о том, что коррупция имеет решающее значение”.

Однако теперь самому юристу приходится рассчитывать лишь на повторение “чуда Голунова” и на правозащитников.

Источник: Федералсити

 


Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Яндекс.Метрика