UA-92295417-1 Один в поле воин — Сайт юриста Кантемира Карамазина
a-lawyer-with-a-noose-around-his-neck

Дело Горсовета


«

Молодой бизнесмен, и практически еще пацан, не имеющий юридического образования, он вооружился сборником законов и пришел в Камчатский областной арбитражный суд защищать свои прав.

  Бизнес и власть

Один в поле воин

Кантемир Карамзин против мэрии и Горсовета


«

Среди сотен дел, которыми приходилось заниматься за годы юридической практики, сам Кантемир выделяет 5 главных — самых запомнившихся, резонансных и судьбоносных.


Гастроном раздора


Смелость города берет. В 23 года без адвокатской поддержки, в одиночку Кантемир Карамзин выиграл судебный спор с администрацией г. Петропавловска-Камчатского. Это было первое дело в юридической практике Кантемира Карамзина и его первая профессиональная победа. Тогда в 1993-м году определилось призвание будущего юриста и, по его словам, была навсегда заложена вера в справедливое судопроизводство. Молодой бизнесмен, и практически еще пацан, не имеющий юридического образования, он вооружился сборником законов и пришел в Камчатский областной арбитражный суд защищать свои права.

Фабула следующая. Никому неизвестный предприниматель Кантемир Карамзин, владелец частного предприятия «Ярослав», выиграл в приватизационном аукционе гастроном на ул. Дачной – один из крупнейших продуктовых магазинов г. Петропавловска-Камчатского. Процедура аукциона была совершенно законна, однако результат явился полной неожиданностью для мэра города и его окружения.

После ряда безуспешных попыток заставить нового хозяина отказаться от своей собственности, мэрия развернула полномасштабную войну против молодого выскочки с привлечением, в том числе, и администрации магазина. Целью было создание искусственной напряженности вокруг социально значимого объекта. Среди сотрудников распространили информацию о том, что гастроном выкупил какой-то мафиози, планирующий устроить на месте магазина казино. Продавцы взбунтовались и вышли на митинг, перекрыв дорогу. История тут же горячей сенсацией выплеснулась на страницы местных газет. Вопрос приобрел политический характер и был вынесен на рассмотрение Сессии Горсовета народных депутатов.

«

Среди сотрудников распространили информацию о том, что гастроном выкупил какой-то мафиози, планирующий устроить на месте магазина казино. Продавцы взбунтовались и вышли на митинг, перекрыв дорогу.

Кантемир Карамзин тоже прибыл на заседание, собираясь убедить народных избранников, что ничем не угрожает коллективу магазина и социальному спокойствию в городе. Однако Заместитель председателя Совета, г-н Резников, который вел собрание, сначала поставил вопрос о признании результатов аукциона недействительными, а потом, после голосования, предоставил слово отрешенному от собственности владельцу. Что было пустой формальностью. Участь гастронома и Кантемира Карамзина была решена заранее.

Однако по совету знакомых Кантемир пошел ва-банк и обратился в Камчатский областной арбитражный суд с исковым заявлением о признании решения сессии Горсовета незаконной. Шаг был нестандартный, особенно с учетом того обстоятельства, что средств на адвоката в тот момент у будущего миллионера не было, залог за участие в аукционе был внесен деньгами, взятыми в долг, а основную сумму планировалось получить в кредит у банка. Пришлось готовиться к судебному заседанию самому, штудируя по ночам необходимые законы и полагаясь только на себя.


«Они стояли ровно в ряд, их было восемь…»


Председательствовал на суде судья Елькин, боковыми судьями были Л. Барвинская и Э. Макаровская – все очень авторитетные, заслуженные и уважаемые люди в профессиональном сообществе. Кантемир пришел защищать свои права в одиночку. ГорСовет выставил против 23-хлетнего противника многократно превосходящие силы в составе бронетанковой группировки, представленной начальником юридического управления, моторизованной бригады из юристов разного калибра и еще нескольких человек, включая прикрытие с воздуха в лице самого Заместителя Председателя Городского Совета г-на Резникова. Кантемир если и оробел, то виду не подал. В дальнейшем эта школа не раз ему пригодится. Расклад был, как в песне Высоцкого «Они стояли ровно в ряд, их было восемь»…

И вот стороны изложили свои аргументы, суд удалился на совещание. Представители власти расслабленно обсуждали какую-то историю, не сомневаясь в результатах заседания. Г-н Резников, закинув ногу за ногу, весело подмигивал Кантемиру.

Когда суд вернулся, и Председательствующий огласил вердикт, в зале повисло гробовое молчание. Казалось, небо обрушилось на землю. «Отменить решение сессии Городского совета, признать иск владельца частного предприятия «Ярослав», обязать органы исполнительной власти города Петропавловска-Камчатского соблюдать результаты аукциона…» Сам Кантемир, вспоминая этот эпизод, говорит, что сначала просто не поверил тому, что произошло. А понял лишь спустя много лет.


Юрист, который до сих пор верит в справедливый суд...


«

«Бог или судьба меня побаловали, потому что именно этот процесс на многие годы вперед заложил мое восприятие судопроизводства. Я до сих пор верю в справедливый суд и в судейскую совесть; и мне до сих пор противно слушать разговоры о том, что коррупция имеет решающее значение. Хотя я не свалился с луны и прекрасно понимаю те инструменты и все эти современные способы воздействия на судью, для того чтобы он принял нужное решение. Как, через кого, по каким каналам передаются пакеты со взятками, и т. д., и т. п… Но даже если я отчетливо вижу такую коррупционную картину своими глазами, я все равно стараюсь абстрагироваться и сосредоточиться на законе. И даже если я понимаю, что передо мной сидит абсолютно коррумпированный преступник в мантии, все равно я не брезгаю с ним разговаривать на языке юридических аргументов и пытаться его убедить, что в данном случае коррупционно-мотивированное решение будет выбиваться из ряда вон, и будет заметно, что он руководствуется не духом закона. И это последствия того первого процесса в моей жизни».

В последствии Кантемир стал владельцем уже двух гастрономов, поставил на ноги бизнес и сумел заработать большие деньги. С городскими властями он тоже наладил нормальные отношения, но тогда, в день своего Первого дела, он был один против целого аппарата государственного управления. На кону стояла не только многомиллионная собственность, интересы конкретных людей, но и политическая репутация власти. И никто бы не простил Карамзину ни единого промаха. Если бы в том аукционе он хоть в чем-то допустил оплошность и отошел от буквы закона, то загремел бы надолго на нары и судьба сложилась совсем по-другому…



Яндекс.Метрика