Обвиняемый юрист Карамзин заявил отвод судье Барановой в связи с ее предвзятостью и необъективностью
Заседание 10 марта: Кантемир Карамзин заявляет о необъективности и предвзятости судьи Барановой и требует ее отвода
19.03.2021
СИЗО 8 Сергиев посад дело Карамзина
Как “подрядчик Дмитрий” [Зуев] наживался на заключенных с начальником СИЗО № 8 Сергиева Посада Дело Карамзина. Заседание 18.03.2021 (окончание)
29.03.2021
Писатель Олег Блоцкий обещал разобраться с Фондом Сороса за $300 тыс

Писатель Олег Блоцкий обещал разобраться с Фондом Сороса за $300 тыс

Как писатель Блоцкий обещал разобраться с Фондом Сороса за 300 тыс. у.е. и всех кинул. Дело Карамзина. Заседание 18.03.2021

Сенсационные показания свидетеля на заседании 18 марта 2021 г. по делу юриста Кантемира Карамзина в суде Сергиева Посада. Заявитель Блоцкий, по кляузе которого против Кантемира ФСБ сфабриковало дело, сам предстает «серийным кидалой». В 2006 г. он обещал компании “Танзанит Холдинг Инк.” содействие в войне с Фондом Сороса за $300 тыс., но банально обвел всех вокруг пальца. Позже “Биограф Путина” повторил трюк с Кантемиром Карамзиным.

“Биограф Путина” Олег Блоцкий

“Чтобы судья мог видеть, что человек не начал юлить”. Ходатайство Карамзина

В начале заседания Кантемир Карамзин зачитал ходатайство. В нем он сказал, что прошедшее накануне заседание в некоторой степени по его вине приобрело дополнительную нервозность. По его мнению, это было связано с тем, что в какой-то мере он недопонимает процедуру уголовного процесса и ему кажется, что он не должен быть настолько динамичным, “должно быть достаточное количество времени, чтобы подумать”.

Он посоветовался с одним из своих защитников, продолжил Карамзин, и защитник сказал, что суд должен услышать показания подсудимых для того, чтобы понимать, на какой фундамент накладываются доказательства, представленные стороной защиты.

Карамзин абсолютно согласен с такой позицией, именно поэтому он, по его словам, на предварительном следствии даже вопреки желанию следователя старался любым способом зафиксировать в материалах дела именно ту позицию, которая не меняется с самого начала. Сделано это было для того, “чтобы при поступлении дела в суд первой инстанции судья мог видеть, что человек не начал юлить после того, как ознакомился с материалами дела, а излагает последовательно версию событий, которые соответствуют реальности”, отметил Карамзин.

“В связи с этим я прошу считать это моё ходатайство как обращение к суду с некоторого рода извинениями за недопонимание”, – заключил Карамзин и выразил готовность дать показания до представления защитой доказательств.

Далее судья предъявила новый график движения уголовного дела, в котором заседания назначены на 1 и 5 апреля (допросы подсудимых и представление доказательств стороной защиты) и на 6 и 7 апреля (стадия дополнения и окончания судебного следствия и судебные прения).

“Мутноватый” и “кидальщик”. Допрос свидетеля защиты по эпизоду с Блоцким

Карамзин начал допрос ныне проживающего в Крыму свидетеля защиты Анатолия Пелешко, сотрудника правоохранительных органов в отставке, напомнив ему, что его допрашивал 14 января 2020 года по поручению Карамзина адвокат Белов, и сейчас Карамзин задаст ему те же вопросы, которые задавал Белов по обстоятельствам, связанным с компанией “Танзанит Холдинг Инк.” и Карамзиным.

300 тысяч долларов Блоцкому – вопрос не решен

Пелешко рассказал, отвечая на вопросы Карамзина, что на рубеже 2000-х годов стал номинальным директором компании “Танзанит Холдинг Инк.” по предложению Георгия Грешных, с которым познакомился в 1999 году. Грешных работал в управлении делами президента в службе безопасности. Грешных объяснил Пелешко, что у него есть компания, занимающаяся недвижимостью, и попросил стать ее номинальным директором и акционером. Никаких документов этой компании у Пелешко сейчас нет. Пелешко иногда подписывал документы компании. Пост директора Пелешко оставил в августе 2006 года.

Пелешко отметил, что в компании “Танзанит Холдинг Инк.” было много юристов, которые работали в том числе с иностранными гражданами. С одним из партнеров Грешных иностранцем Марком Ричардсом Пелешко был в дружеских отношениях, часто с ним общался. Ричардс и Грешных доверяли друг другу, часто созванивались, рассказал Пелешко.

Офис компании “Танзанит Холдинг Инк.” размещался на Озерковской набережной, дом 8. В 2004 году за это здание шел спор с Фондом Сороса. Затем осенью 2006 года компания “Танзанит Холдинг Инк.” переехала в офис на территории ОАО “ДСК-1” на ул. Розанова.

С Карамзиным Пелешко познакомил Грешных в начале 2000-х. Пелешко знал также юристов компании “Танзанит Холдинг Инк.”. Последний раз он общался с ними в 2007 году.

С Блоцким Пелешко познакомился в связи с тем, что компания “Танзанит Холдинг Инк.” должна была отстаивать здание в конфликте с Фондом Сороса и для этого компания заключала договоры с различными людьми, которые должны были оказывать помощь компании в противостоянии с Фондом Сороса.

По словам Пелешко, так в начале 2006 года появился Блоцкий, на которого, как выразился Пелешко, “почему-то” возлагали большие надежды в связи с тем, что за ним ходила слава биографа Путина. У Пелешко сложилось впечатление, что Блоцкий много, “очень красиво” и “с пафосом” говорил о себе и что он человек “мутноватый”, но может “себя подать или продать”. Блоцкого привел в компанию Карамзин.

Пелешко высказывал сомнения Грешных относительно персоны Блоцкого, но Грешных ему ответил, что Карамзина с Блоцким познакомил высокопоставленный руководитель МЧС или Министерства обороны – “человек высокого уровня”, поэтому “в принципе [Блоцкий] должен быть надежным”. Лично с Блоцким Пелешко не общался.

Пелешко рассказал также, что “Танзанит Холдинг Инк.” заплатила Блоцкому в начале февраля 2006 года примерно 300 тысяч долларов по договору. Пелешко видел, как Блоцкий получил деньги, так как это происходило в большом общем зале на виду у всех.

Пелешко также рассказал, отвечая на вопросы Карамзина, что он знает об исковом заявлении “Танзанит Холдинг Инк.” о взыскании с Блоцкого суммы долга по договору об оказании услуг, которое было подано в Измайловский районный суд города в Москвы 10 августа 2006 года.

Пелешко пояснил, что в феврале 2006 года Блоцкому заплатили деньги и ждали разрешения вопроса с Фондом Сороса. Но вопрос не решался, в разговоре с Грешных Пелешко сказал ему, что считает Блоцкого просто “кидальщиком”. В итоге компания подала против Блоцкого иск.

Джордж Сорос

Далее Пелешко рассказал, что когда он уже работал в другом месте, ему пришлось приехать по просьбе Грешных в связи с тем, что от имени Пелешко был подписан некий иск в суд, и Пелешко ездил к нотариусу, чтоб заверить заявление о том, что иск подан не им.

Карамзин спросил Пелешко, показывал ли ему адвокат Белов договоры займа между Карамзиным и Блоцким от 20 июля 2007 года на 200 тысяч и 115 тысяч долларов.

Пелешко ответил, что не видел эти договоры, но видел договор с Блоцким от февраля 2006 года на 300 тысяч долларов.

Далее он рассказал, что после невыполнения Блоцким обязательств по договору 300 тысяч долларов на него “Танзанит Холдинг Инк.” подала в суд иск за подписью адвоката в августе 2006 года.

Новый договор с Блоцким

Далее Пелешко, отвечая на вопросы Карамзина, рассказал, что в июне 2007 года Грешных попросил его поприсутствовать при новом соглашении с Блоцким, которое инициировал Карамзин и на которое снова нужны были крупные суммы.

Пелешко приехал в здание ОАО “ДСК-1” на улицу Розанова в офис “Танзанит Холдинг Инк.”. Там были несколько человек, включая Карамзина. Пелешко расположился с одним из сотрудников компании в углу офиса и наблюдал через стеклянную перегородку за переговорами приехавшего позднее Блоцкого и Карамзина.

По словам Пелешко, Блоцкий достал бумаги, распечатывал что-то на принтере, вместе с Карамзиным они обсуждали составляемые бумаги, вносили исправления, снова распечатывали.

Пелешко видел, как Карамзин передал Блоцкому деньги – три “кирпича” – три банковские упаковки купюр. Одна из них была вскрыта и пересчитана на счетчике банкнот.

Далее Карамзин, задавая вопрос, проинформировал Пелешко, что согласно заключению экспертизы, на одном из договоров на 200 тысяч долларов от 20 июня 2007 года подпись от имени Блоцкого поставлена на чистый лист, а потом нанесен текст. Может ли Пелешко что-нибудь пояснить, как такое могло получиться.

Пелешко рассказал, что находился рядом с принтером, когда там несколько раз распечатывал договора Блоцкий, и Блоцкий мог подменить лист при распечатывании документов.

“Нас опять кинули”

Что конкретно происходило после 20 июня 2007 года между Карамзиным и Блоцким, Пелешко не знает, но позднее Грешных по телефону ему сказал: “Нас опять кинули”.

Пелешко рассказал, что лично не знаком с Копелевым, но много о нем знает и знает, что с Грешных у Копелева были хорошие отношения, а Карамзин даже якобы его племянник, поэтому “вокруг Карамзина крутились, чтобы познакомиться с Копелевым”. Пелешко также знает, что Карамзин и Ричардс ездил к Копелеву в Швейцарию.

Пелешко, отвечая на вопрос Карамзина, сказал, что не думает, будто Копелев имеет какое-то отношение к решению вопроса по зданию Фонда Сороса – зданию Грешных и Ричардса.

Судья задала вопрос Пелешко, что означало быть номинальным директором компании. Пелешко пояснил, что он подписывал те документы, которые просил его подписать Грешных. Деятельностью компании Пелешко не руководил, в суть подписываемых документов не вникал. С ним не обсуждалось заключение договоров и вопросы, связанные с заключением договоров. Вместе с тем он фактически выполнял функции руководителя службы безопасности.

Пелешко более подробно рассказал о договоре с Блоцким от февраля 2006 года. Договор был о том, что Блоцкий должен оказать услуги – провести журналистское расследование против сотрудников ФСБ, которые “крышевали” соперничающую компанию. Расследование должно было изобличить их в том, что они действительно “крышуются” фсбшниками и опубликовать это в средствах массовой информации.

В компании рассчитывали, что огласка вынудит руководство ФСБ принять какие-то меры и тогда решатся вопросы в конфликте с Фондом Сороса вокруг здания на Озерковской набережной. “Блоцкий обещал решить”.

Пелешко не помнит, кто подписал договор, и не знает о пункте в нем, по которому Блоцкий должен был обратиться с иском в судебные инстанции.

Отказы в удовлетворении ходатайств Карамзина

Затем Карамзин заявил ходатайство. Он отметил, что так как свидетель уже более года назад давал пояснения адвокату Белову, он просит огласить показания свидетеля согласно протоколу 14 января 2020 года из материалов уголовного дела.

Все поддержали ходатайство, но прокурор возразила, отметив, что не услышала, в чем конкретно противоречие в показаниях Пелешко.

Карамзин сказал, что в протоколе опроса свидетель ничего не пояснил по поводу того, что он был начальником службы безопасности компании “Танзанит Холдинг Инк.”.

Судья отказала, так как протокол опроса свидетеля адвокатом не является доказательством по делу по уголовно-процессуальному закону Российской Федерации.

Затем Карамзин попросил суд приобщить к материалам уголовного дела в качестве доказательства фотографии офиса на ул. Розанова, 6, стр. 6 и предъявить их свидетелю Пелешко. На фотографиях были запечатлены некоторые юристы компании, скриншот этих фотографий с экрана компьютера указывал на даты октября 2007 года.

Однако прокурор возразила, а судья отказала в этом ходатайстве, так как Пелешко, по словам судьи, дал исчерпывающие показания.

Затем Карамзин заявил ходатайство: предъявить свидетелю Пелешко на обозрение договор оказания услуг от 16 февраля 2006 года между компанией “Танзанит Холдинг Инк.” и Блоцким, чтобы Пелешко подтвердил, что рассказал именно об этом договоре.

Прокурор возразила. Судья отказала в удовлетворении, так как Пелешко, по ее словам, дал достаточно подробные показания.

Далее Карамзин ходатайствовал о предъявлении свидетелю упомянутого искового заявления в Измайловский районный суд от имени компании “Танзанит Холдинг Инк.” к Блоцкому о взыскании суммы долга по договору об оказании услуг от 10 августа 2006 года, а также других материалов дела Измайловского районного суда по иску компании “Танзанит Холдинг Инк.” к Блоцкому.

Прокурор возразила, так как свидетель, по ее мнению, дал достаточные показания, и необходимости предъявлять ему документы нет. Судья также заявила, что свидетель Пелешко дал исчерпывающие показания и в ходатайстве отказала.

На этом допрос свидетеля Пелешко завершился.

Отказ суда допросить адвоката Белова

Далее Карамзин ходатайствовал о допросе в суде адвоката Белова. Он аргументировал свое ходатайство тем, что в протоколе опроса адвоката Белова от 14 января 2020 года говорится об обстоятельствах подачи Карамзиным заявления о вымогательстве со стороны Зуева, обстоятельствах обнаружения в жилище Портного записки, якобы переданной Карамзиным, и других обстоятельствах.

Прокурор возразила, не усмотрев необходимости в допросе Белова, и отметив, что Белов является адвокатом, а ранее не выражал своего согласия в допросе. Она попросила огласить отказ Белова от допроса.

Адвокат Шумилов пояснил, что Белов находится в здании суда возле дверей зала заседаний и тем самым проявил согласие на участие быть допрошенным в качестве свидетеля.

Сторона обвинения лишает сторону защиты возможности представления доказательств

Карамзин категорически возразил на ходатайство прокурора, отметив, что никакого отношения указанные ею документы к обсуждаемому вопросу не имеют, поскольку обстоятельства того, что Белов отказался быть допрошен следователем по каким-то обстоятельствам, никакого отношения к обстоятельствам заявленного на данном заседании допроса не имеют. Более того, по словам Карамзина, ходатайство о допросе свидетеля Белова мотивировано не только обязанностью суда его удовлетворить, потому что свидетель явился и ожидает возле зала судебного заседания, а мотивировано также конкретно объективным письменным доказательством – протоколом опроса Белова, которые имеются в материалах дела. Карамзин сказал, что сторона обвинения понимает содержание показаний Белова и какое существенное значение они имеют для подсудимого и пытается лишить сторону защиты возможности представления доказательств.

Карамзин попросил “дать возможность стороне защиты представлять доказательства невиновности подсудимого”.

Тем не менее, судья удовлетворила ходатайство прокурора об исследовании заявленных ею материалов – справки, подписанной адвокатом Беловым и адресованной следователю Южакову. Судья зачитала справку, в ней Белов написал, что получил повестку явиться к следователю по делу с последними цифрами № … 155, но просит следователя отложить проведение допроса для получения согласия подзащитного.

Карамзин, ознакомившись с этим документом, заявил, что в нем нет фамилии Карамзина и Портного и неясно, о чем в нем идет речь – “общие фразы о том, что мне что-то когда-то откуда-то стало известно” и “имеются какие-то два доверителя”. О каких доверительных идет речь и что имеет в виду Белов – неясно. Карамзин сказал, что у суда есть возможность спросить у Белова, о каких обстоятельствах он говорит в своей справке и какой процессуальный статус он придает ей. Карамзин обратил внимание также, что документ назван Беловым справкой, в ней он информирует средства массовой информации, адвокатскую палату и параллельно следователя Южакова.

“Давайте спросим у свидетеля Белова, что он имел в виду и есть ли у него установленные законом препятствия для того, чтобы быть допрошенным, поскольку единственным лицом, через которого подсудимый вправе был обратиться к органам власти о том, что в следственном изоляторе у него вымогают деньги, является адвокат”, – сказал Карамзин.

“Адвокат Белов явился тем лицом, которому 17 октября 2019 года в 12 часов 00 минут я передал заявление, в котором просил возбудить уголовное дело по обстоятельствам вымогательства со стороны Зуева”, – сказал Карамзин.

Однако судья, указав на то, что адвокат не подлежит допросу в качестве свидетеля по обстоятельствам, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи подозреваемому, подсудимому, обвиняемому, и отметив, что ранее адвокатом Беловым было высказано несогласие на дачу показаний по делу в отношении Карамзина в связи с тем, что он является его адвокатом, и приняв во внимание противоречивость этой позиции, посчитала показания Белова недопустимыми доказательствами и отказала в удовлетворении ходатайства о допросе Белова.

Возражение адвоката Шумилова

Адвокат Шумилов попросил заявить возражение и сказал, что поскольку в силу предписаний уголовно-процессуального кодекса и закона об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации деятельность адвоката предполагает защиту прав и законных интересов доверителя, в том числе от возможных нарушений закона со стороны органов дознания, предварительного следствия, сотрудников уголовно-исполнительной системы, выявленные при этом нарушения уголовно-процессуального закона должны быть в интересах доверителя доведены до сведения соответствующих должностных лиц и суда, то есть такие сведения не могут рассматриваться как адвокатская тайна.

Шумилов считает, что суд вправе вопреки мнению государственного обвинителя задавать адвокату вопросы относительно имевших место нарушений закона, не исследуя при этом информацию, конфиденциально доведенную доверителем до сведения адвоката, а также иную информацию об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с его профессиональной деятельностью.

Судья объявила, что возражение занесено в протокол, и задала вопрос о других действиях защиты до начала допроса следующего свидетеля.

Карамзин был возмущен решением судьи отказать в допросе Белова и в разговоре с защитником Шумиловым выразил желание заявить отвод судьи, но после краткого совещания сторона защиты перешла к допросу свидетеля Гаязовой.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Яндекс.Метрика